«Меняем старика на крокодила». Почему Зимбабве не помогла дружба с Западом

Год назад в африканской стране был свергнут Старейший Диктатор мира Роберт Мугабе. Новая власть пообещала быть союзником США.

Впрочем, жизнь при демократии стала хуже той, что была при диктатуре. В этом убедился обозреватель «АиФ», побывав в африканской стране.

В магазинах дикие очереди – народ скупает крупы, консервы, сахар, растительное масло,  любую еду, способную храниться долго. На автозаправках сгрудились машины, десятки водителей на грани нервного срыва – вчерашние слухи о подвозе дефицитного бензина не оправдались. «Я уже четыре часа жду в автомобиле, – жалуется Александра Васильева, уроженка Санкт-Петербурга, в 1996 г. вышла замуж за зимбабвийского студента и теперь живёт в Булавайо (второй по величине город страны). – Вот пока не знаю – повезёт сегодня или нет». Горючее можно купить у спекулянтов – «всего лишь» в 2 раза дороже. Продукты в магазинах стоят бешеных денег (дороже, чем в Москве) – товары импортные, своего производства в Зимбабве почти нет. Официально 60% населения не имеют работы, а неофициально – и вовсе 90% (!). Люди сотнями тысяч покидают республику, в соседней ЮАР вызываешь такси – обязательно приедет «гастарбайтер» из Зимбабве. Ровно год назад (15 ноября 2017-го) в ходе путча военные сместили 93-летнего Роберта Мугабе, «железной рукой» правившего страной 37 лет, – его отставки требовали ЕС и США, установив санкции против Зимбабве. «Сейчас стало лучше?» – спрашивал я зимбабвийцев. И везде получал один и тот же усталый ответ: «Нет. Значительно хуже». 

«С ангелами не получается»

Нелегальные менялы («валютчики») на улицах зимбабвийских городов – исключительно женщины. Так и стоят на перекрёстках – с тюрбанами на голове, в цветастых платьях, зачастую с привязанным на спине маленьким ребёнком. Не обманывают, всегда меняют честно. Основной денежной единицей страны с 2009 г. является доллар США – зимбабвийский доллар тогда обесценился до такой степени, что бутылка газировки стоила 1 триллион (!) «баксов».

Сейчас правительство нового президента Эммерсона Мнангагвы печатает свои денежные знаки – 1, 2 и 5 «новых бондов», приравненных к американскому доллару. И магазины, и рестораны строго обязали брать их по госкурсу, а вот «валютчики» меняют 1 доллар США на 2 зимбабвийских «бакса». «Скоро опять за один «зелёный» будут триллион наших денег давать, – скептически говорит мне «валютчица» Мнгве у магазина «Спар» (полки там пусты, скуплено всё, до чего дотянулись люди). – Кому это нужно? Валюты в стране нет, народу выдают «фантики». Да и то не «живыми деньгами», а переводят платёж на телефон, и потом обналичивай за 20% на чёрном рынке. Когда год назад сверг­ли Мугабе, нам обещали рай на земле. На деле что-то тут с ангелами не получается».

«Народ проголосует за труп Мугабе». Что ждет Зимбабве после переворота?

– От Мугабе за 37 лет его власти устали все, – признаётся наша Александра Васильева. – Сначала, едва я прибыла в Зимбабве, мы жили очень богато – тут работало много фермерских хозяйств, была великолепная еда своего производства – чудесное мясо, вкуснейшие овощи, и всё стоило очень недорого. Однако, как только Мугабе с целью популизма постановил отобрать землю у белых фермеров, начался хаос. Президент купался в народной любви – все радовались, что фермы наконец-то перейдут африканцам. Но, оказалось, у нас нет специалистов по сельскому хозяйству. Едва Мугабе сместили военные, люди в Булавайо вышли на улицы танцевать, фейерверки в небо запускали, незнакомые при встрече обнимались. А теперь вздыхают и молчат. Экономика в Зимбабве не улучшилась, денег нет, народ уезжает. Основная мечта – получить свою миску кукурузной каши в день, тогда не умрёшь с голоду. Многие так и живут – заработают с трудом на эту самую миску, положат туда немного перца и довольны.

«Россия – номер один!»

Александра вспоминает, как её ограбили во время недавней поездки в столицу Хараре. «Разбили стекло машины монтировкой и выхватили у меня из рук сумку». Уличная преступность в Зимбабве набирает обороты, хотя при диктатуре Мугабе такого не было: на каждом углу стояли полицейские, и президент лично обещал, что ото­рвёт голову каждому напавшему на заграничного туриста, – стране позарез нужна валюта. В провинции пока проще: я спокойно гуляю в Булавайо по самым тёмным переулкам – народ не агрессивен, улыбается, спрашивают, не нужно ли мне помочь найти нужный адрес. В баре, куда я захожу купить холодной воды (в городе +30  ˚С), узнав, что я из России, хозяин предлагает бесплатно налить пива, а посетители поднимают вверх большие пальцы: «О, Россия – это номер один!» Невзи­рая на вопиющую бедность страны, прохожие здесь не привязываются, не клянчат у белого денег, не психуют, не плюют вслед, как в соседней, более благополучной экономически ЮАР, где даже среди белого дня в крупнейших городах не чувствуешь себя в безопасности, а уж в «чёрных»-то районах легко нарваться на нож… 

– Мне никогда не угрожали и не требовали уехать, – заявляет 67-летний Гордон Мюррэй – белый гражданин Зимбабве, смотритель железнодорожного музея в Булавайо. – И я, и моя семья, и мои сёстры спокойно живут здесь. Но, разумеется, я категорически не согласен с реформами Мугабе – ведь чёрные не умели обрабатывать землю, а в результате из 2 миллионов белых жителей в Зимбабве осталось лишь 20 000. Все остальные эмигрировали. А ведь я помню, как у нас в магазинах прилавки ломились от местной еды. Сэр, должен вам сказать – люди здесь ждут чего-то нового. Но когда наступят перемены? Страна полностью нищая, денег просто так негде взять.

Бес в ребро президента

Изгнание белых фермеров, шизофренические реформы и даже инфляция с тучей нулей на банкнотах лишь прибавляли популярности Роберту Мугабе. Он «погорел» в итоге на старой поговорке: «Седина в бороду, бес в ребро» – женившись в 1996-м на своей секретарше Грейс, которая была младше президента на 40 лет. Первоначально Грейс вела себя скромно, но в последние годы стала открыто вмешиваться в государственное управление. Требовала снять того или иного чиновника, а затем «убрала» вице-президента, заявив, что сама достойна занять президентский пост: «Я ведь тоже зимбабвийка!» Этого министры и военные уже не стерпели, организовав переворот против «старика Боба» (так зовут Мугабе в народе). Главой страны стал тот самый уволенный «вице», Эммерсон Мнангагва по прозвищу Крокодил, бывший партизан и один из ветеранов борьбы с властью белых. Он сразу начал умасливать Запад, предлагать дружбу и обещал сделать Зимбабве союзником США, но ситуацию это не исправило. 

Правительство Зимбабве объявило день рождения Мугабе Днем молодежи

– Оппозиция знает, как устроить революцию, а что делать с экономикой – не в курсе, – смеётся журналист Генри Манунгу. – Каждый горячо критиковал Мугабе, но сейчас всё делают по его шаблонам, ибо своих рецептов спасения страны у них нет.

Вечером я стою в огромной очереди в супермаркете, чтобы купить с собой продуктов в дорогу. Прямо как у нас в конце 80-х – начале 90-х гг.: покупатели нервные, вспотевшие, хватают всё подряд: надо успеть приобрести еду, ведь день­ги обесцениваются каждый день. Несомненно, плохо, когда человек сидит на «троне» 37 лет до глубокой старости, стоит вспомнить хотя бы нашего «дорогого» Леонида Ильича Брежнева. Но ещё хуже, если к власти под лозунгами демократии и снятия санкций Запада приходят срочно перекрасившиеся соратники бывшего правителя. Как показывает опыт Зимбабве, ничего хорошего п­отом не случается.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Comments links could be nofollow free.